Александр Смирнов, Tabasco: Есть такая профессия – рекламист

 

Посмотрите по сторонам. Нет, не нужно возмущаться по поводу раздолбанной дороги. Это сделали не мы. Мы – над дорогой: парим ржавыми колоссами бигбордов, зажигаем вывески неоновыми огнями, прерываем футбольный матч, зазывая в фастфуд, проникаем рифмами в сознание, меняем привычки и увлечения,  продаем на миллионы и миллиарды. Мы – креаторы, движущая сила изменений. 

Попробуйте продать товар без упаковки, запустить бизнес без красивого названия, создать компанию без яркого логотипа – вас ждет забвение. Сэкономьте со знакомым знакомых, который вроде неплохо рисует, обратитесь за рекламой по заборному объявлению «сайт за 1000 долларов», обожгитесь с концептологом\маркетологом номер 1\тренером\коучем – и если вы все-таки нацелены на развитие и успех, мы встретимся в нашем офисе, офисе профессионального креативного агентства.

Эффект Даннинга-Крюгера прекрасно работает в мире коммуникаций. Заказчик с низким уровнем квалификации покупает услуги низкого качества у низкоквалифицированных креаторов, принимая неудачные решения и не осознавая свои ошибки в силу низкого уровня своей квалификации. Беда. Беда национального масштаба. Убогая визуальная культура, убогие тексты, убогая коммуникация, люди, изнывающие от бремени собственной убогости, клянущие тех, кто тиражирует убогость. Почему? Потому что нужно становиться лучше, а это невозможно без желания перемен, основанного на стремлении к красоте: красоте смысла, формы, культуры. 

При чем тут реклама? При том, что весь наш мир состоит из нее: он сплетен из бизнеса и государства, рвущихся с диалогу, а значит – коммуникаций, направленных на человека и гражданина. Коммуникации – это мы, рекламисты. Вдумайтесь: из рекламы дети подхватывают свои песенки, из рекламы они узнают о мировой культуре, знакомятся со  шрифтами и типографикой, спецэффектами и кино. Вот почему мы имеем значение, и куда более высокое, чем может показаться на первый взгляд.

Реклама и коммуникации – это поп-культура. Посмотри на улицу города, окинь взором рекламный блок – и ты поймешь, с каким обществом имеешь дело. Реклама – зеркало культуры и двигатель перемен. Какое зеркало и каких перемен – вот в чем вопрос.

Мы сильны. 

9 мая 2015 года могло быть другим, если бы мы не запустили коммуникацию, которая склеила воедино ценности современных воинов украинской армии и старой гвардии, чтущей «День Победы».
Владимир Талашко сыграл одну из своих лучших ролей, отправив обществу сообщение, от которого оно не смогло отказаться: мы можем быть вместе. И мы стали. Тогда. И это была реклама. 

 

Вы помните мир электроники и до «Копейчужки»? Я помню: он был безлик. А сегодня птичка живет в учебных тетрадках школьников. Это реклама. 

И когда этим летом с курорта вы будете звонить своим друзьями, вы скажете им – «А я на море». А ведь это реклама.

Эта чертова реклама… Она умеет быть безобразной. Неэтичной, глупой, уродливой, отупляющей – какой угодно, обслуживая заказ в силу профессионализма или его отсутствия, в силу мелочности или широты. 

Эта реклама такая, какой ее делают 3 участника процесса: тот, кто берется выполнить заказ, и люди, которые ее воспринимают. Улицы разговаривают с нами рекламой. Какой будет их речь: мягкой, интересной, манящей или грубой, базарной, крикливой? Это зависит от той самой троицы. 

 

Мы же, рекламисты, умеем говорить разными голосами. Услышимся.