Александр Смирнов: как стать звездой и не попасть в лапы кровожадных сетевых маньяков

Александр Смирнов, креативный директор агентства Tabasco, президент Украинского клуба ADC

 

Давным-давно, когда мужчины были сильными, алкоголь – дешевым, а пенсии – высокими, появился Голливуд. Голливуд вместе со своими апостолами: Плейбоем, Шанелем,  Силиконом и Глянцем не столько объективировал людей всех полов, сколько создавал миф о красоте и успехе. Быть частью фабрики грез – мечта мальчиков и девочек. Быть в центре внимания, иметь толпы поклонников – это не бремя, как бы ни пытались уверить нас всякие Сары Джессики и Бреды Питтовны, улепетывающие от поклонников. Не нравится – нефиг лезть в селебрити. 

Однако переживания молодых роботов Вертеров натолкнулись на новую реальность в лице социальных сетей, всеобщей толерантности, равенства оплаты труда при полной тайне гендера, и вылезли эти переживания таким боком, что стыдно родителям в глаза посмотреть.  

Возможность единолично управлять толпами людей через прямоугольный экран взрывает мозг. Не нужно гнездиться на каннской дорожке, не нужно проситься на интервью с Ларри Кингом. Фотка, текстик, человечек – вот и вышел миллиончик. Это если ты селеб. А если ты не селеб, то можешь стать им, если быстро оседлаешь тему горячего контента. 

Александр Смирнов: кому в наше время можно безопасно сиськи и письки показывать?
Фото telegraf.com.ua

 

Контент нужен всем, как топливо, как энергия для жизни и внимания. Нет контента – нет человека, тебя нет. Контент нужно генерировать из себя, из еды, из еды себя – это же самая классная эмоция – самоедство, душевный стриптиз, эмансипация в высшей степени. 

Но до сих пор контенту нужны были носители. И если раньше контент несли камеры, студии и журналы, то сегодня носителем становится тот же создатель контента. Есть контент – есть и носитель. 

В этот критический для осознания момент, который мы уже всем человечеством проехали, с улюлюканьем сметая все барьеры, должно было прийти осознание ответственности. Это, если ты чужое кино стырил, тебя можно забанить. А если твой контент – это «я видел пипиську Кевина Спейси», что с тобой можно сделать? Только читать, сочувствовать и репостить. 

И все равно, что мы как бы живем в как бы правовых государствах. Обидели – жалуйся – суд решит, виновные будут наказаны или не наказаны, но процедура ясна и понятна, как сексуальная ориентация Джеймса Бонда. Но только людям в уютных эккаунтах идея государства не очень интересна, если не сказать крепче. Реакции просты, эмоции прямы: hate or love. Что тут думать? 

Социальные сети несоциально поменяли все правила. У сетей есть окошки – в них надо писать, вот и все правила. Из иных окошек тянут такие сквозняки, что целого блоггера-миллионника могут смести с насиженного места, не говоря уже о каком-нибудь голливудском пенсионере.

И их сносит, и будет сносить. С треском, кровью, слезами и соплями, потому что не всякий сквозняк будет справедлив и далеко не всякий сетевой суд Линча будет выносить верный приговор. Cyber bullying, против которого уже несколько лет восстает коллективная Моника Левински, вышел на новый уровень: каждый судья и каждый подсудимый. Только бы было дело, а дело можно пришить: тут нет срока давности. 

Александр Смирнов: кому в наше время можно безопасно сиськи и письки показывать?
Фото syracuse.com

 

Четвертая информационная революция оборачивается Первой сетевой эмансипацией. Демонстративные каминг-ауты ради новых лайков накачивают зрителей волнами чувств и ненависти. Без суда виноватые жертвы, попадающие под каток сетевых обвинителей, не имеют шансов на выживание. Сетевая справедливость существует ради сетевого контента и ради сетевой же капитализации. Зачем идти в обычный суд, если можно воззвать к миллионам судей одновременно?

Как известно, революция пожирает своих детей. И если сегодня ее первыми жертвами будут иконы Голливуда, то завтра ими станут те, кто их сожрал. Голливуд уступает дорогу Сетевуду. Всё на виду и все на виду. 

Парадоксальность ситуации заключается в том, что открытость Сетевуда, доступность каждого из его участников бьет именно в точку G, которая всегда была предметом гордости Голливуда. 

Дамы и господа, десятилетиями прокачивавшие людей своей сексуальностью, дерзостью, разнузданностью и страстями внезапно являются нам в образе тонких и скромных созданий, которые, оказывается, были глубоко травмированы некими пылкими почитателями их талантов. Нет, никто не будет оправдывать противозаконные действия, но для наказания и изоляции хищников и прочих социально опасных членов общества государство (опять это скучнослово) разработало специальную систему наказаний. И это не сетевое правосудие, а маленькая комната с решеткой и особым некомфортным режимом. И это справедливо, в отличие от ветреных настроений буксующего от осенней депрессии интернета. 

И все же, свежий опыт явно делает нам намек на то, что хиджаб, скрывающий все, что можно скрыть, становится лучшей униформой для будущего существования хомо нетворка, человека сетевого. Осталось решить последний внутренний конфликт: кому в наше время можно безопасно сиськи и письки показывать, чтоб через 20 лет не ответить за это своим прокачанным эккаунтом по всей строгости святого Цукербергмана?